skip to Main Content

Наталья Сидорцова — бриллиант современного шоу-бизнеса

UrnblQYkzmE

Наталья Сидорцова — звезда отечественных мюзиклов «Анна Каренина», «Граф Орлов», «Ромео и Джульетта», участница восьмого сезона шоу «Голос» на Первом канале, первого сезона шоу «Народный артист» на телеканале Россия, участница ледовых шоу «Огни большого города» и «Кармен», телепроекта «Танцы со звездами».

Блистательному голосу Натальи рукоплескала публика на престижных концертных площадках России (Crocus City Hall, Кремлевский дворец, ГКЗ «Россия» и другие), Англии, Франции и Латвии.

Вокальным данным Натальи Сидорцовой и диапазону голоса в 4,5 октавы восхищаются коллеги и публика. Ей удается совмещать роли певицы, актрисы, продюсера, педагога по вокалу, руководителя школы вокала и мамы.

Многогранность талантов, разностороннее образование и сильная энергетика Натальи Сидорцовой притягивают людей. Свое желание изменить мир Наталья реализовала в школе с громким названием «Звучать в мир», в которой вокальная педагогика базируется на психологических техниках. Она добивается успехов во всем, за что берется, дарит свет и ведет за собой, как истинный бриллиант современного шоу-бизнеса.

– Редкий диапазон голоса в 4,5 октавы – это природный дар или результат долгой работы?

Это, безусловно, и природный дар, и результат работы.

– Какой самый необычный отзыв или комплимент Вы слышали от коллег или поклонников относительно вокальных данных?

Совсем недавно коллега по театральной и концертной деятельности назвал меня «вокальный монстр». Это было круто!

– Во сколько лет начали петь и поняли, что у Вас есть голос?

То, что я могу петь, было понятно с рождения. Напевать мелодии стала раньше, чем говорить. Родители поняли, что голос нужно развивать. С пяти лет я не просто выступала на сцене, но и не мыслила себя вне нее. Ближе к старшей школе встал выбор карьерного пути. Я рассматривала разные сферы деятельности: медицину, юриспруденцию, лингвистику. Мне многое хорошо давалось, но при любом раскладе я не могла отказаться от сцены. В своих самых ярких мечтах я видела себя на сцене и осознанно шла к этому с достаточно раннего возраста. Перед десятым классом я приняла решение совмещать общее гуманитарное образование с вокальным, либо театральным. В итоге, получила и то, и другое. Я благодарна родителям за то, что они не угробили талант и дали мне возможность петь. Несмотря на то, что не считали это полноценной профессией. Сейчас они изменили свое мнение, но в то время сомневались в моем выборе. К счастью, я была настойчива, и сказала им, что бойкотирую экзамены в МГУ, если они не пустят меня поступать на вокальное отделение. Они поняли, что со мной лучше не шутить и разрешить и то, и другое.

– У Вас есть какие-то секреты, как сохранить голос?

Главное – это, конечно же, поддержание технической формы. Вокал – процесс мышечный, телесный. Например, если вы хотите сохранить кубики пресса, то понимаете, что необходимо поддерживать определенный уровень нагрузок. Я практически каждый день нахожусь в тренаже и очень много выхожу на сцену. Давно не было моментов простоя, когда нужно возвращаться в форму. Во время болезни обязательно посещение врача-специалиста, фониатра. Если вдруг я заболела до потери голоса, что бывает редко, то лечение прохожу исключительно у специалиста. Кроме того, важны дыхательные практики. Полезно как с точки зрения вокала, так и с точки зрения биоэнергетического функционала человека.

– Невозможно представить, что Вы отыграли уже более 250 спектаклей «Анны Карениной». Расскажите о своей героине. Изменилась ли княгиня Бетси Тверская за это время ?

Да, мне кажется, мой персонаж эволюционировал. Во-первых, внешне. Изменилась я сама и поменялась героиня. Признаюсь, мне пришлось проделать большую работу, чтобы сжиться и сдружиться с Бетси. Не могу сказать, что она была на сто процентов «моя». Она жесткая, хитрая, интриганка. Я достаточно прямой человек в жизни, поэтому мне приходилось выискивать эти качества в себе, чтобы персонаж получился не плоским, а со своей внутренней жизнью, со своей правдой. Ее правда прорастала во мне постепенно. В начале я относилась к ней, как к абсолютной стерве. Безусловно, она меня очаровывала в своей стервозности. Сейчас я понимаю, что у любой стервозности есть свои причины, как внешние, так и внутренние. За три с половиной года проката проекта я разобралась в этих причинах. Мне кажется, персонаж стал очень заметен и ярок, благодаря тому, что в ней появилась жизнь и какая-то своя история, которой нет в тексте. Она есть только в подтексте, но зритель ощущает общую «выпуклость» личности героя, пусть даже второго плана. Так что изменилась даже не сама героиня, а мое к ней отношение и восприятие. Оно стало глубже и многограннее.

– Помните ли Вы, как проходили кастинг?

Да, помню, как проходила кастинг. Пробовалась на две роли: главную, Анну, и на Бетси. Было очень непросто, потому что я хотела главную роль. Кастинг на Бетси я проходила более хладнокровно, больше боролась за роль Анны. Это было мне уроком: чем более «пофигистически» ты проходишь кастинги, тем круче эффект. Ведь на Бетси меня и утвердили.

– Какой из мюзиклов, в которых вы принимали участие, оставил наибольший отпечаток?

У меня не было проходных проектов, на один сезон, никогда не было «чеса». Каждую роль я играю подолгу и все они оставляют отпечаток. Я всегда называю две знаковых роли. Во-первых, это роль кормилицы в мюзикле «Ромео и Джульетта» — мой первый «мюзикловый» проект. Я тогда еще не была профессиональной актрисой. Мне было 19 лет, я была студенткой вокального отделения и еще не получила театрального образования. Это был огромный шанс для меня, и поворотный момент, который определил вектор моего дальнейшего творческого развития и связал меня с театром. Безусловно, это был счастливый билет. Думаю, я была бы гораздо более несчастным человеком с творческой точки зрения, если бы в моей жизни не появился театр. К тому же, это проект мировой. Первая, огромная роль и сразу стала звездной. За роль я получила за нее кучу театральных номинаций. Часто говорю: первый мюзикл – это как первый мужчина, его невозможно забыть. Это очень счастливая история в моей жизни. Второй своей знаковой ролью я всегда называю роль Императрицы Екатерины в мюзикле «Граф Орлов». Это была роль мечты лет с 12. Я еще не знала, как сложится моя творческая жизнь, но почему-то понимала, что когда-нибудь сыграю императрицу Екатерину в кино или театре. Это было действительно исполнение мечты. К тому же, это эпохальная роль, которая ведет исполнителя в историю. В этом проекте мы остаемся в истории: есть официальный диск с моей записью, есть четыре года успешного проката, и будет еще много, надеюсь. В общем, это очень круто.

– Вы профессиональный артист со своей публикой. Зачем вы пошли на «Голос»?

Да, я сольный артист с аудиторией и вектором движения, но, наверное, пришло время популяризировать свое творчество. Решение принять участие в проекте Первого канала было логическим продолжением новой линии творческого движения. Сейчас я готовлю новый альбом под названием «Несвободные» и мне есть о чем поговорить со слушателями.

— Вы производите человека легкого, почему для альбома вы выбрали название «Несвободные»?

Названием для альбома «Несвободные» стало название одной из песен, которые будут в альбоме. «Несвободные» — это чувственная песня о любовном треугольнике на стихи Катарины Султановой, музыку Тани Балакирской. На мой взгляд, это очень крутое название для альбома, который посвящен нашим ограничениям в области чувств и процессу освобождения от этих ограничений. В нем очень много любви, эротизма, попытка ответить на вопрос: «Какова цена свобода?». Свободы чувствовать, свободы любить, свободы отдаваться. Альбом «Несвободные» — это квинтэссенция всех переживаний, которые у меня были за последние несколько лет, и метафора моего пути к освобождению душевному и телесному, освобождению от страхов и комплексов.

— Поклонники слышали все песни, которые вошли в альбом?

Большинство композиций уже были исполнены на концертах. Некоторые песни звучат крайне редко, но тем не менее они вписались в концепцию, в мое нынешнее мироощущение.

— Песня «Сказка под Рождество» была презентована накануне праздника и собрала множество положительных откликов в социальных сетях. Расскажите об истории работы над песней.

«Сказка под Рождество» — музыка Тани Балакирской, стихи Лины Сальниковой. Аранжировку сделал Виктор Лужников. Это был очень крутой опыт слаженной работы вдохновленных людей и абсолютное приключение! Мы в кратчайшие сроки выпустили эту песню. В конце ноября, когда я увидела стихи, захотела, чтобы они зазвучали. Через несколько дней Таня предложила вариант мелодии. Это была мистическая, заклинательная композиция, которая не попадала в мое ощущение. Дело в том, что в декабре прошлого года я была на каком-то душевном подъеме, находилась в состоянии эйфории, в ожидании приближения перемен: нового года, новых возможностей, новой очарованности миром… Хотелось сказки! Мне было важно выразить это в теплой композиции. Чувствовала, что эта песня должна быть про счастье. В итоге получилась абсолютно хитовая, праздничная, теплая, очаровательная, искренняя композиция. При исполнении этой песни я замечаю на глазах у слушателей слезы. Мне писали, что слезы счастья и умиления наворачиваются по какой-то необъяснимой причине. Возможно, потому, что искреннего счастья и чистого тепла очень мало в нашей повседневной жизни. Об этом мало пишут и мало поют.

— Вернемся к «Голосу». Расскажите, как проходили слепые прослушивания.

Слепые прослушивания стали самым важным экзаменом в моей жизни. Не все шло как хотелось. Был сложный съемочный день. Я выходила на сцену в третий съемочный день, когда команды уже практически сформированы. В этом случае ставки повышаются и жюри уже более придирчиво подходит к выбору участников. Я попыталась отпустить ситуацию, отключилась от красных кресел и просто «кайфанула». Это сработало! Работают только чистый кайф, тотальная честность и доверие Творцу. Убеждаюсь в этом постоянно! Не скрываю, что это была моя третья попытка попасть на «Голос», но меня берег мой Ангел-хранитель, потому что мне нечего было сказать миру несколько лет назад.

– Что в профессиональном плане дал проект?

Очень продуктивным было сотрудничество с Константином Меладзе. Очень большой съемочный опыт с профессиональной командой Первого канала. Поняла, что мне нравится телеформат, и перестала его бояться окончательно. Мне нравится процесс съемки, организация, вся эта движуха с камерами. Я поняла, что умею хорошо и органично выглядеть на камеру. Я вообще поверила в себя. У меня было предубеждение, что я не очень киногенична. Выяснилось, что наоборот. В целом, я понравилась себе в проекте и захотела больше телевидения и кино в своей жизни.

– Расскажите о самой неожиданной и запоминающая истории, случившейся на «Голосе»?

Об этой истории мало кто знает, даже моя мама. На этапе нокаутов я пела с двумя сломанными ребрами. Накануне съемки я упала с лестници, и у меня была трещина двух ребер. Я пела на обезболивающих. Этот день я запомню навсегда!

– Прошло два месяца после финала проекта. Поддерживаете ли отношения с наставниками и участниками после проекта?

Да, поддерживаю много новых знакомств. Общаюсь не только с членами нашей команды, но и с другими ребятами. С Ваней, Ивом Набиевым, например. Хотя он был сначала в команде Шнура, потом Гагариной. У нас классная команда, у всех сложились хорошие отношения. А еще, у меня недавно был онлайн-марафон по афроамериканской мелизматике для вокалистов. И каково же было мое удивление, когда ребята из моей и других команд пришли прокачивать этот навык. Очень приятно, что не только мои коллеги по команде, но и конкуренты в какой-то мере, признают и приходят учиться ко мне. Это очень здорово.

– Как думаете, изменится ли ваша творческая жизнь после успеха на шоу «Голос»?

Не знаю как будет складываться моя творческая жизнь после шоу «Голос». Я ставлю лишь на то, что меня услышало больше людей. Я надеюсь, что у меня появится новая аудитория, и мы сможем взаимодействовать с большим количеством людей на моих концертах.

Back To Top
Поиск